Часть 2

Музыкальная форма самореализации СПМ

“Я просто механизм, который это записывает…” 116

 Поскольку контакт с разумными существами параллельного мира (СПМ) , как показывают наши исследования, непременно влечет за собой появление у контактеров психической патологии в той или иной форме, нет ничего удивительного в том, что “среди гениальных безумцев так много музыкальных знаменитостей, каковы, например... Шуман, Бетховен, Доницетти, Перголези, Гендель, Гофман, Глюк и др.(Ц. Ломброзо. “Гениальность и помешательство”, СПб, 1892, с. 115) .

 

Двигательный автоматизм

В указанной работе знаменитого психиатра мы находим некоторые данные, говорящие о получении известными композиторами музыкальной информации извне, т.е. о контакте с СПМ. Так, например: “Гофман (Эрнст Теодор Амадей, 1776–1822, нем. композитор, дирижер и писатель, известный у нас больше как сказочник. - Иг. N) часто говорил своим друзьям: ”Я работаю сидя за фортепиано с закрытыми глазами и воспроизвожу то, что подсказывает мне кто-то со стороны”(с. 17) . “Мендельсон (Якоб Людвиг Феликс, нем. композитор, дирижер, органист, 1809–1847. - Иг. N) страдал меланхолией (обычно этот термин применяется при значительной выраженности депрес­сивного состояния. - Иг N) <...> Уже в наше время сошли с ума Гуно (Шарль, франц. композитор, 1818–1893. - Иг. N) и Перголези (Ломброзо ошибся во времени, т.к. итал. композитор Джованни Баттиста Перголези жил в XVIII веке: 1710–1736. - Иг. N) <...> Шуман (Роберт Александер, нем. композитор, 1810–1856, умер в психиатрической больнице. - Иг. N) уже на 24-м году сделался жертвою липемании (мрачное помешательство) , а 46-ти лет совсем почти лишился рассудка: то его преследовали говорящие столы, обладающие всеведением, то он слышал не дававшие ему покоя звуки, которые сначала складывались в аккорды, а затем в целые музыкальные фразы. Бетховен и Мендельсон, как казалось, из своих могил диктовали ему различные мелодии. В 1854 году Шуман бросился в реку, но его спасли, и он умер в Бонне(там же, с. 60–61) .

Большой интерес для нашей темы представляет следующее наблюдение проф. Ломброзо, сделанное им в своей клинике. Больной, о котором он пишет, не только не знал нотной грамоты, но никогда не играл на музыкальных инструментах. И тем не менее в больнице этот “даровитый математик импровизировал на фортепиано арии, достойные великого композитора(с. 113) . Те из читателей, кто имеет музыкальное образование, поймут, что сесть за фортепиано и сыграть сложное фортепианное произведение, не имея многолетней специальной подготовки, - невозможно. Так же совершенно невозможно без минимальной, хотя бы, подготовки импровизировать нечто вразумительное, с музыкальной точки зрения, а тем более “достойное великого композитора, поскольку импровизация подразумевает не просто игру, а исполнение тут же, “на ходу” сочиняемого произведения. Таким образом, перед нами - яркий пример самореализации СПМ через человека в наиболее чистом виде, поскольку сам человек, в данном случае, выполняет лишь роль воспроизводящего устройства. К сочинению музыки он не имеет ни малейшего отношения, его пальцы движутся сами собой (явление двигательного автоматизма в составе синдрома Кандинского-Клерамбо) , воспроизводя музыкальную пьесу, сочиненную существом параллельного мира.

Описание аналогичного явления было нами обнаружено в письме знакомого нам художника, который в 1970-е годы увлекался оккультизмом и йогой. Значительная часть этого письма помещена в разделе, посвященном живописной самореализации СПМ, но небольшой отрывок из него, касающийся музыкальной тематики, может явиться современным свидетельством правильности наблюдений проф. Ломброзо, которые были сделаны им за 100 лет до этого. Художник в своем письме вспоминает: “На одном из занятий под руководством гуру мы занимались прочисткой энергетических каналов. Все ученики лежали на полу в позе полного расслабления (“шавасана”) и читали про себя великую мантру “Харе Кришна”, ожидая подключения к “космической энергии”. Вдруг одна из учениц плавно и легко поднялась, вынула из футляра скрипку (все мы находились в чужой, незнакомой квартире одного из учеников) , затем прижала ее подбородком к плечу, взмахнула смычком и заиграла. Мы были глубоко поражены ее игрой, зная, что эта девушка начисто была лишена слуха и никогда ни на каких музыкальных инструментах играть не училась. Всем стало ясно, что произошло подключение к “космосу”, и некая космическая, разумная сила, войдя в нее, полностью руководит телом девушки, которое ей сейчас не подвластно. Ничего не зная ни о происхождении этой силы, ни о последствиях такого подключения, мы были в полном восторге. Ура! Заработало!

Таким образом, очевидно, что как у математика из психиатрической больницы, так и у девушки, балующейся оккультизмом, “способности” к игре на музыкальных инструментах и сочинению музыки возникли по одной и той же причине, то есть в результате контакта с СПМ. Именно в этом и кроется непонятная большинству психиатров причина того, что “сумасшедшие обнаруживают дарование в таких искусствах, которыми они прежде никогда не занимались(см. Ц. Ломброзо, с. 100) .

Интересны для нас и те факты, когда СПМ просто транслируют сочиненную ими музыку непосредственно в сознание людей, причем людей весьма далеких от музыкального творчества. Так, например, различные звуковые, словесные (вербаль­ные) и музыкальные внушения (так называемые идеа­тор­­ные автоматизмы КандинскогоКлерамбо) слышали во время полетов многие отечественные и зарубежные космонавты, в психическом здоровье которых трудно сомневаться. Геннадий Лисов в журнале “НЛО” (№ 45 от 8 ноября 1999 г.) приводит свидетельства советских космонавтов Ю. Гагарина, А. Леонова, А. Николаева и В. Волкова, которые слышали, находясь на орбите “...лай собаки. Обыкновенной собаки, может, даже простой дворняжки... А потом стал отчетливо слышен плач ребенка! И какие-то голоса. И снова совсем земной плач ребенка... Объяснить это невозможно. Почувствовать - да!”, - так описывал свои впечатления космонавт Владислав Волков.

Еще более необычным представляется свидетельство Юрия Гагарина (1934–1968) , который, находясь на орбите в 1961 году, слышал “неземную музыку, очень похожую на ту, которая исполняется на электромузыкальных инструментах”. Это свидетельство интересно тем, что до полета в космос Гагарин не слышал подобной музыки, поскольку в те годы в СССР мало кто еще даже знал о существовании таких инструментов. Сам Гагарин понял, как звучат электроинструменты, намного позже, на выступлении ансамбля Вячеслава Мещерина. Именно тогда он и осознал, что слышал нечто подобное в кабине космического корабля в 1961 году.


<Назад    Оглавление    Далее>

Hosted by uCoz