Часть 2

“Стимуляция творчества” в гипнозе

Закончим этот раздел, касающийся живописной формы самореализации СПМ, кратким анализом статьи В.С. Ротенберга в “Психологическом журнале” (том 6, № 2, 1985) , из которой приведем несколько выдержек.

В последнее время особый интерес ученых вызывают впечатляющие опыты врача-психотерапевта В.Л. Райкова, цель которых - стимуляция творческой активности в гипнозе... В.Л. Райков внушал испытуемым, что они стали “творчес­кими личностями” в какой-то области...

Если, например, внушить испытуемому: “Вы - художник Репин!” - то созданные в состоянии гипноза произведения будут, по меньшей мере, вполне профессиональными <...> В отличие от игры актера, поведение испытуемого “в образе” великого человека неизмеримо богаче, чем формальное, осознанное знание испытуемого о нем (т.е. о великом) . К тому же, если, скажем, актер, играя роль творческой личности, копирует лишь какие-то внешние признаки образа, то загипнотизированный, оказавшись в роли конкретного знаменитого человека, действительно создавал какое-либо произведение - музыкальное, поэтическое, живописное, на которое в обычном состоянии никак не был способен”.

Прежде чем выяснить происхождение творческих способностей загипнотизированного (которых у него нет и в помине, пока он находится в обычном состоянии) , попробуем определить, что представляет собой гипноз как явление, механизм которого до сих пор с точки зрения современной науки остается непонятым. Для этого вначале напомним, что многие из контактеров в своих сообщениях указывают на то, что во время контакта с “инопланетя­нами” или “Высшим космическим разумом” (СПМ в разных случаях называют себя по-разному) они замечали, что язык начинал двигаться и произносить целые фразы, независимо от воли и желания контактера. Часто случалось, что контактер совершенно не был знаком прежде с той областью знаний, на тему которой начинал говорить его язык. В некоторых случаях наблюдалось изменение голоса контактера, словно из него говорил кто-то другой. Подобные случаи ясно указывают на возможность воздействия СПМ на высшие регуляторные системы головного мозга человека, с помощью которых им удается иннервировать язык и гортань контактера, заставляя его проговаривать нужный им текст. Это предварительное замечание мы привели для того, чтобы пояснить характерный результат гипнотического воздействия, пример которого приведем ниже.

Итак, гипнотизер, дающий представление в студенческом театре, просит выйти на сцену (дело было в середине 70-х годов) двух молоденьких первокурсниц. Скромные девицы, покраснев, поднялись на сцену и уселись друг напротив друга. Вскоре они впали в гипнотический транс, и гипнотизер, обращаясь сначала к одной девушке, а затем к другой, сказал: “Вы - сантехник Коля, а вы - сантехник Вася!”...

Что тут началось! Студенческая братия рыдала и давилась от хохота, утирая слезы. Хриплый и грубый, совершенно пропитый мужской голос Коли на весь зал виртуозно материл друга Васю, который неизвестно куда подевал резиновую грушу от бачка унитаза. Вася, хамские интонации которого вызвали у публики неудержимые взрывы смеха, не менее профессионально послал куда-то (по-видимому, далеко) друга Колю отыскивать эту несчастную грушу, которая, как он полагал, могла оказаться в самом неподходящем месте.

Зрелище было одновременно и смешным, и ужасным. Ужасным - потому что 30 лет назад нецензурная брань еще считалась непристойной, и в литературе (в отличие от того, как это повелось нынче) не употреблялась. Смешным же - потому что эти грубые голоса, хамские интонации и скверные слова срывались с губ скромных, воспитанных девушек-студенток, что абсолютно не вязалось с их нежным женственным обликом. К счастью, когда гипноз окончился, девушки не знали и не помнили - какую мерзость их заставили произносить, иначе они сгорели бы от стыда.

Описанный случай гипнотического воздействия (как и многие другие проверенные нами) совершенно идентичен воздействию СПМ на контактера во время насильственной иннервации его языка в процессе автоматического говорения (синдром психического автоматизма, описанный русским психиатром В.Х. Кандинским в 1885 г. и французским - Г. Клерамбо в 1927 году) . Как отечественные (В.Х. Кандинский, А.Л Эпштейн, А.А. Перельман, А.А. Меграбян, А.В. Снежневский, М.И. Рыбальский) , так и зарубежные психиатры (Г. Клерамбо, А. Клод, К. Ясперс, М. Райсфельд, П. Гиро) , изучавшие явления психического автоматизма, основным его компонентом считают чувства внешнего влияния, внешнего воздействия посторонней, действующей извне силы. Кстати, В.М. Бехтерев (1905) обратил внимание на присутствие аналогичного явления (имеется в виду синдром психического автоматизма) у испытуемых под гипнозом, назвав его “бредом гипнотического очарования”, а С.Д. Величко (1912) - “бредом гипнотического влияния”. К сожалению, все эти весьма почтенные психиатры, вследствие господствующего в их мировоззрении вульгарного материализма, искали причину указанного явления в самом человеке, так и не сумев понять, что она заключается в способности разумных существ параллельного сверхтонкого мира воздействовать на сознание и центральную нервную систему человека.

Приведенные выше рассуждения позволяют нам сделать вывод о том, что во время сеанса гипноза испытуемый выводится гипнотизером на контакт с СПМ и что именно эти разумные существа, свободно пользуясь всеми органами человеческого тела, не контролируемого в этот момент сознанием человека, производят все те удивительные феномены, которые так поражают воображение профанов. Отсюда становится понятным, что гипноз является одним из способов “инициации”, т.е. методом вывода человека на контакт с существами параллельного мира. В этом свете, как нам кажется, становится совершенно очевидным, кто действовал языком и гортанью двух подопытных студенток.


<Назад    Оглавление    Далее>

Hosted by uCoz